Hoppa till innehållet

En utskrift från Dagens Nyheter, 2022-05-28 12:13

Artikelns ursprungsadress: https://www.dn.se/translated-article-marinie-v-bomboubiezhishchie-skoro-rozhat-kak-mozhno-bombit-shkoly-i-bol-nitsy/

NEWS IN RUSSIAN

Translated article: Марине в бомбоубежище скоро рожать: ”Как можно бомбить школы и больницы?”

Bild 1 av 7 Уже не в первый, и не в последний раз Марина на большом сроке беременности и другие пациенты вынуждены спускаться в бомбоубежище из -за воздушной тревоги.
Foto: Anders Hansson
Bild 2 av 7 Главный врач Денис Матяш вместе с двумя волонтерами разгружает коробки с лекарствами, гуманитарную помощь больнице. Житомир наводнен волонтерами. Многие жители города добровольно помогают во время войны.
Foto: Paul Hansen
Bild 3 av 7 Звучит сигнал тревоги, и главный врач Денис Матяш (справа) с другими работниками больницы торопятся в бомбоубежище. После начала российского полномасштабного вторжения 24 февраля, всемирная организация здравоохранения ВОЗ зарегистрировала 6 атак на больницы в Украине.
Foto: Anders Hansson
Bild 4 av 7 Сотрудники больницы Но 1 сортируют лекарства и прочий необходимый материал, который был собран добровольцами и пожертвован больнице.
Foto: Paul Hansen
Bild 5 av 7 Пациенты и родственники Житомирской больницы Но 1 укрываются в подземных коридорах под больницей. В последние дни российские ракеты неоднократно попадали в разные места города.
Foto: Anders Hansson
Bild 6 av 7 У меня два маленьких мальчика, одному три года, а второму месяц и один день. Мы этого никогда не простим, говорит главный врач Денис Матяш о полномасштабном вторжении России в его страну.
Foto: Anders Hansson
Bild 7 av 7 Я очень боюсь, говорит Марина Галатенко в подземном коридоре под больницей, в Житомире с населением в четверть миллиона. Над землей гудят сирены воздушной тревоги.
Foto: Anders Hansson

Житомир.

Несмотря на ноющую боль в животе в предверии родов, Марина Галатенко торопится вниз по ступенькам в подземный коридор под отделением гинекологии.

Опять военная тревога.

Многие пациенты бегут из больницы в страхе от российских ракет. Другая больница города на днях пострадала от атаки, были убиты три женщины.

”Я боюсь, но лучше буду рожать ребенка здесь, чем на блокпосте”, говорит Марина Галатенко.

Она замыкает руки в замок под животом, лежа на кушетке в бомбоубежище.

Марина Галатенко тяжело дышит. Над землей, над житником с населением в четверть миллиона воют самолетные сирены.

Уже третий раз з этот день Марина и другие пациенты вынуждены спускаться в темные и  влажные подземные коридоры старой больницы.

”Вся эта беготня вверх-вниз по лестницам, может роды начнутся быстрее”, говорит Марина то ли в шутку, толи всерьез.

Когда ужесточились российские атаки на столицу Украины Киев, Марина Галатенко и ее муж Антон решили, что оставаться в их родном городе слишком опасно. Они решили ехать на машине в Житомир, 120 км на запад, чтобы Марина могла родить там.

Поездка была страшной, рядом шли бои, кругом блокпосты, оборудованные тяжелым вооружением. Марина и Антон пытались скрывать свое беспокойство от их 3-летней дочки Соломии.

”По дороге мы оставили дочку в деревне у родственников ”, говорит Марина Галатенко.

Уже неделю они живут в больнице номер 1 в центре Житомира. Несколько дней назад Антон и Марина узнали, что Больница No 2 на другом конце города пострадала от ракетной атаки.

Три женщины погибли, многие мирные жители были тяжело ранены, когда 4 артиллерийских снаряда попали в жилой квартал у больницы No 2. От взрывной волны в больнице выбило окна.

”В пятницу, здесь в Житомире разбомбили школу. Я не понимаю. Как можно бомбить школы и больницы?”, спрашивает Марина Галатенко.

Она рассказывает нам о том, что две беременные женщины, которые лежали на гинекологии вместе с ней, уехали со своими мужьями, не успев родить.

”Они тоже были из Киева, и им некуда было идти. Но они нe осмелились остаться. Как я поняла, они собирались снять квартиру или поехать в какую-то деревню”, говорит Марина Галатенко.

Всемирная организация здравоохранения ВОЗ заявила в субботу о 6 атаках на медицинские учреждения после широкомасштабного вступления России в Украину 24 февраля.

Согласно ВОЗ шестеро убиты, а 11 ранены во время атак.

Генеральный директор ВОЗ  Тедрос Адханом Гебреесус в воскресенье подчеркнул, что пациенты и медицинские работники не должны быть мишенью во время войны, и что атаки в Украине нарушают международное право.

Главный врач Житомирской больницы Nо 1 Денис Матяш подтверждает, что пациенты уходят из больницы из-за риска бомбежек.

Только что от нас ушла тяжелобольная пациентка с онкологией. Живет  она в другом городе. Она сказала, что лучше умрет среди своих родственников, чем здесь от бомбежки, говорит Денис Мытяш.

Главный врач-хирург, решительный мужчина 36 лет с бритой головой в черном пуховике.

ДН встречается с ним около больницы, когда он принимает груз лекарств и прочего материала от добровольцев.

Житомир наполнен волонтерами. Компьютерщик сгребает песок в мешки для окопов, хозяин ресторана заливает пустые винные бутылки бензином для коктейлей Молотова, санитарки, идущие со смены в доме престарелых дежурить у блокпостов.

Одновременно на город падают новые и новые бомбы.

Ночью двое мирных жителей пострадали после последней атаки на Житомир.  ”Нападение было на танковый завод”, говорит Денис Матяш.

Пострадали два шофера, которые случайно проехали на территорию завода, когда артиллерийские снаряд попал туда и взорвался.

Одного мы сейчас оперируем. Повреждены внутренние органы.

В больнице лежат жертвы от предыдущих атак. Несмотря на то, что количество жертв растет, лишь 100 коек из 500 заполнены, говорит главный врач. Обычно у нас заняты 80-90 % койкомест.

Пациенты, которые так и не долечились вынуждены покидать больницу от страха перед бомбами, война препятствует людям обращаться в больницы за необходимой помощью.

Больным из сельской местности и близлежащих городов тяжело пробраться в город через атаки, бои и блокпосты, говорит Денис Матяш.

Постоянные военные атаки пугают многих пациентов. Несколько раз спускаться вверх-вниз в подземные коридоры тяжело для пациентов с сильными болями.

Кроме того у нас есть тяжелые ковидные пациенты, лежащие в респираторе. Их сложно перевезти в бомбоубежища.

Воздушная тревога иногда затягивается на несколько часов. За последние дни сирены выли несколько раз в день.

Это означает, что пациенты и медработники проводят большую часть суток под землей.

Мы пытаемся перестроить помещения в подвалах под операционные.

Звонит телефон, главный врач извиняется и вытаскивает трубку из кармана куртки. Он выглядит очень уставшим.

Когда телефонный разговор закончился, он объясняет, что он особо и  не спал со дня начала полномасштабного вторжения.

Я боюсь, что жато только начало. Война может продлиться месяцы, даже годы.

Когда Денис Матяш говорит о России и Путине, он еле сдерживает гнев.

”То, что я хочу сказать не для печати в газете.”

Но вы же знаете, что сказали солдаты с острова Змеиный? Тогда вы поймете мои чувства.

”Русский корабль, иди на хуй”.

Эту фразу произнес пограничник на острове Змеиный в Черном море во время российской атаки, она тут же разлетелась и стала позывным движения сопротивления по всей Украине.

В Житомире слова: ”идите на хуй” можно увидеть везде, даже на афишах муниципалитета.

Когда мы говорим о войне, Денис Матяш заводит разговор о своих детях и об их будущем. У него два маленьких сына. Одному три года, а второму месяц и один день.

Младший родился здесь, в этой больнице. И я с уверенностью могу заявить: ”Еще несколько поколений этого не забудут и не простят”.

Беременная Марина Галатенко испугана и рассержена. Она сидит на кушетке в подземном коридоре, укрыв ноги пледом в бело-красную клетку.

Мы,украинцы, -мирный народ. Что мы сделали? Мы хотим жить в мире и рожать детей.

Марине известно, что она ждет сына. В ожидании наступления схваток она следит за развитием ситуации по мобильному телефону, заметка за заметкой.

Двоих детей убили на глазах у мера  города, когда они пытались бежать со своими родителями из Ирпина, недалеко от Киева.

Высокопоставленный американский военный заявляет, что за последние недели Россия запустила около 600 управляемых ракет сторону Украины.

Мне не стоило,  наверное,  все это читать , но я не могу остановиться. Эта война -самое ужасное, что могло произойти. Я, конечно же очень боюсь, что ракета попадет сюда.

Но она пытается анализировать ситуацию, ведь это ее работа.  Марина Галатенко работает системным аналитиком в IT-фирме в Киеве.

Я не думаю, что больница N 2 была целью попадания  ракеты в Житомире. Я думаю, стреляли в военную базу, расположенную неподалеку.

Сидение в темном и влажном бомбоубежище и новости о российских атаках приводят Марину в состояние отчаяния. Она все время в страхе, но покинуть больницу-еще страшнее.

Я не хочу рожать сына в машине у блокпоста.

Ämnen i artikeln

Kommentera artikeln

I samarbete med Ifrågasätt Media Sverige AB:s (”Ifrågasätt”) tjänst Ifrågasätt erbjuder DN möjligheten för läsare att kommentera vissa artiklar. Denna tjänst tillhandahålls således av Ifrågasätt som också är ansvarig för tjänsten.

De kommentarer som Ifrågasätt tillgängliggör på tjänsten visas i anslutning till dn.se. DN granskar inte kommentarerna i förväg. Kommentarerna omfattas inte av utgivaransvaret enligt yttrandefrihetsgrundlagen och de är inte heller en del av den grundlagsskyddade databasen dn.se.

Grundreglerna för kommentarer är:

  • håll dig till ämnet
  • håll en god ton
  • visa respekt för andra skribenter och berörda personer i artikeln.

I övrigt gäller de regler för kommentarer som framgår av Ifrågasätts användarvillkor och som du godkänner i samband med att du skapar ett konto för kommentering. Ifrågasätt förbehåller sig rätten att radera kommentarer i efterhand. DN kan genom eget beslut ta bort kommentarer.

Ⓒ Detta material är skyddat enligt lagen om upphovsrätt